«

»

Распечатать Запись

Смертельный сон длиною в жизнь

Друзья, отнеситесь, пожалуйста, к написанному ниже просто как к литературному наброску, к рассказу. Я иногда страдаю писательским зудом и оно само вот рвется наружу. И ничего более. А то ж опять начнет кто-то пугаться)))
И… Не смогла пока подобрать более подходящую иллюстрацию.

****************

Я брела по заснеженной дороге. Шла, не зная, куда я иду, не зная, зачем я туда иду. Но маленькое тельце новорожденной девочки на моих руках было моим поводырем. Я должна была дойти, ради нее. Кажется, муж ждет меня там, дома. Малышка тихо посапывала на моих руках, прижатая к моей груди и завернутая в теплое одеяльце с мехом и даже не знала, что вокруг нас лишь зима, снег, темнота и бесконечная дорога.
Холодно. Вот же я дурочка, ну кто просил меня уходить зимой в капроновых колготках, ботинках и миниплатье, в накинутой легкой короткой шубке. Ну совсем не зимний наряд, тем более в дорогу. Но идти надо. Ради нее.

В воздухе тихо кружились снежинки, падая на мои ресницы и на маленькое личико малышки. Внезапно дорога озарилась светом фар рейсового автобуса, появившегося сзади меня. Скрипнув по свежевыпавшему снегу колесами, автобус остановился около меня и приветливо распахнул двери. Ну слава богу! Двери закрылись, и лишь тогда я поняла, что не посмотрела на его номер.
-А куда вы едете? — спросила я.
— А куда вам надо? Туда и едем, — улыбнулся в усы немолодой дядька-шофер.
— Я не уверена, хватит ли у меня денег, — я судорожно скребла в своих карманах мелочь, пытаясь понять, сколько у меня денег и есть ли они вообще.
— Да вы, девушка, проходите в салон, потом на выходе заплатите, — отмахнулся он от меня.
Я пробралась внутрь автобуса, сквозь стоявшие в проходе сумки других пассажиров, нашла свободное место и села. Огляделась украдкой. Автобус был просто набит битком. Старые, молодые, по-разному одетые. Сразу видно, едет народ домой после трудного дня, устали.
— Да ты не бойся, милая, -заметив мое беспокойство, прошамкал старичок рядом, — он обязательно довезет. Не бывало еще такого, чтоб не довез.
Ну довезет так довезет. Я закрыла глаза и сама незаметно заснула, убаюканная мерным движением, теплом автобуса и спокойствием людей вокруг. А когда открыла их, народ уже выходил. Приехали. Прижав ребенка к себе покрепче, я встала и тоже вышла из автобуса.

Народ постепенно разбредался кто куда. Огромная темная площадь, стоянка машин. Какое-то здание странной формы. Но вот место, к моему ужасу, было мне совершенно незнакомо. Поискав глазами среди машин нашу, я поняла, что наш папа почему-то за нами не приехал. И что же теперь делать?
— Не бойся, маленькая, мы что-нибудь обязательно придумаем, — покачивая ребенка на руках, я пыталась собраться с мыслями и понять, что же мне делать дальше и куда идти.
-Что, не встретили вас? — появился откуда-то вчерашний усатый дядька шофер и махнул рукой в сторону, — ну пойдемте пока тогда в здание, хоть согреетесь.
Действительно странное здание, высокое, узкое, без окон, с единственной дверью. Но внутри было на удивление уютно. В камине (в камине?) весело трещал огонь, а посредине единственной комнаты стоял удобный большой диван.
— А что это, станция? — оглядываясь вокруг и садясь на диван, поинтересовалась я у своего проводника.
— Нет, я тут живу, — последовал спокойный ответ.
Шофер присел около дивана на корточки. Ничего примечательного, обычная среднестатистическая внешность, темные волосы, джинсы, куртка.
— Вы, люди, такие глупые, — произнес он внезапно, глядя на меня с какой-то грустной улыбкой, — вы никто не понимаете, что вы все мои… Только мне решать, жить ли вам. Всем вам. И ты тоже моя…
Его рука нырнула между моих ног, под платье, которое и так было слишком коротким, чтобы хоть что-то прикрыть.
— Ты моя, — повторил он, лаская меня и мои ноги под платьем, — и она тоже моя. Я захочу, и она никогда не родиться.
Он кивнул на ребенка на моих руках. Его длинные, чуткие пальцы уже забрались под мои тонкие капроновые колготки и даже под нижнее белье и гладили все, до чего смогли добраться. Растерянность, вот то состояние, которое овладело мной. Я боялась пошевелиться. И тут я поняла, что же это за здание. Это был склеп, даже скорее надгробный длинный узкий памятник, а мы находились внутри него. Но это значит, что привел нас сюда…

Смерть все так же сидел около меня. Но на его лице, совершенно обычном лице мужчины среднего возраста, с первыми морщинками, не было эмоций. Говорят, в глазах смерти плещется тьма. Не верьте. У Смерти обычные, человеческие глаза. Глаза до предела вымотавшегося, уставшего человека, впереди у которого только безысходность. И долг. В Смерти не чувствовалось зла, напротив, от него шло огромное спокойствие. Я смотрела на это, пожалуй, самое могущественное в мире существо, возможно, такое же древнее, как и сама Вселенная, и видела только эти смертельно уставшие глаза… Смотрела на его лицо, освещенное язычками огня камина. Я не чувствовала ничего, кроме безграничного сострадания к нему, сочувствия к самой Смерти. Как же он устал… Безгранично, невозможно. Разве можно целую вечность нести такую ношу? Я протянула руку и коснулась его немного колючей щеки, погладила ее. А потом наши губы встретились…
… и я проснулась, судорожно хватая воздух.

Однажды я прочитала, что почему-то Смерть, несмотря на ее обычное представление старухой с косой, обычно приходит к людям в образе мужчины или ангела. Иногда, когда я закрываю глаза, передо мною встает его лицо в всполохах огня. Он бесконечно стар, и поэтому милосерден. Он не причиняет боль, а избавляет от нее. Смерть — это не конец, но трансформация, это конец и начало одновременно. Возможно, Смерть и Жизнь — это суть одно и то же. Этого никто не может сказать. Ну, а моя история…наверное, можно улыбнуться. Ведь это всего лишь сон. Но… Иногда мне кажется, что я всю жизнь знала его. Будучи девочкой я, просыпаясь ночью, часто видела темную фигуру с копьем в руках, стоящую возле моей кровати. И мне тогда было очень страшно, так страшно, что я боялась спать без света. Я видела его в своих снах. Они начались с тех пор, как мне исполнилось лет 13. Именно тогда я поняла, что этот мужчина из снов — не человек. Он не живой. Но он есть, он существует. Я сама столько раз попадала в очень опасные для жизни ситуации, я уже должна была несколько раз умереть, но как будто кто-то или что-то не дает мне этого сделать. Возможно, еще не время. Но кто его мне отмерил? Разве что ОН. Я всю жизнь кого-то ищу. Периодически мою душу охватывает такая глубокая тоска о том, что ЕГО нет рядом. Я не знаю даже КОГО. Иногда мне приходят на ум мысли, что возможно, я ищу именно его. Но если он — это Смерть…Тогда я его обязательно найду.

@ Татьяна Савина (neuro)

Постоянная ссылка на это сообщение: http://taroskop.ru/archives/7117